ru en de
115191, Москва, м.Тульская, Духовской переулок, 22Б

Химиотерапия рака предстательной железы

Метки:

Рак предстательной железы наиболее частый мужской рак, и чем выше уровень здравоохранения в стране, тем больше граждан её имеют рак предстательной железы. В странах с недостаточным охватом населения медицинской помощью рак простаты реже попадает в статистику только потому, что его не выявляют, а не из-за того что им не болеют. Конечно, в разных странах заболеваемость разнится, даже в США чернокожие мужчины болеют чаще белых, но уже более полувека после определённого возраста у трети умерших от других, неопухолевых причин, при вскрытии находят рак предстательной железы, не успевший проявить себя клиническими признаками.

Почему гормональные препараты перестают действовать

Знания о причинах рака постепенно расширяются, но до достаточности и ясности пока довольно далеко. Известно, что развитие рака простаты стимулируется мужскими половыми гормонами, отсюда и выбор лекарственного лечения, направленный на прекращение продукции собственных гормонов или их «обезвреживание». Но также известно, что клетки рака простаты весь период существования постоянно меняются: мутируют, перестраивают собственные хромосомы, позволяют встраиваться в нити ДНК не одному гену, а целой компании одинаковых генов, в общем, по-всякому меняются, стремясь к вечной жизни.

Аномалии хромосом весьма разнообразны, они отличаются в опухолях разных больных, и даже у одного и того же больного опухолевые участки отнюдь не однородны по хромосомам. В процессе развития рака в геноме возникают дополнительные изменения, и в метастазах уже совсем не те мутации, что были характерны для первичной опухоли, их породившей. Всё эти изменения приводят к утрате опухолью чувствительности к гормональному лечению. Это происходит не сразу, а приблизительно через 1 — 3 года, тогда первоначальное лечение меняют на другой вариант, который помогает около полугода 60–80% больных. Но и эта возможность терапевтического воздействия тоже исчерпывается.

Запись на консультацию круглосуточно

Что такое гормононезависимость

Опухоль, утратившая реакцию на гормональное воздействие, называется гормонорефрактерной или гормононезависимой. Но не всякая гормональная независимость означает свободу от всех гормонов, часто утрачивается чувствительность именно к андрогенам, и тогда на какое-то можно время прибегнуть к другим вариантам гормональной терапии. К примеру, у половины пациентов гормонами надпочечников — стероидами или даже женскими половыми гормонами можно приостановить опухолевый рост ещё на полгода. Понятно, что у второй половины продолжится прогрессирование рака, демонстрируя полную и истинную независимость от всех известных гормонов.

Прослежено, что на продолжительность жизни при утрате чувствительности к гормональному воздействию влияют три фактора: рост уровня ПСА, присутствие явных симптомов заболевания и массивность опухолевого поражения. Без метастазов и при увеличении ПСА в среднем можно рассчитывать на 2 года жизни и чуть-чуть больше. При небольшом метастатическом поражении, не проявляющем себя клиническими признаками, средняя продолжительность жизни — чуть более полутора лет. При том же объёме опухоли, но уже с симптомами болезни, в среднем проживают уже меньше полутора лет. Распространённое метастазирование в любом варианте обещает, в лучшем случае, год.

Конечно, приостановка роста опухоли на полгода — это очень мало, но это среднестатистические сроки эффективности терапии, в реальной жизни может быть 10 месяцев или только 2 месяца. А там где только 2 месяца, то это почти ничего — дни пролетают птицами. Такие быстро вырабатывающие защиту от лечения опухоли характерны для молодых и не очень молодых, но и не старых мужчин в полном социально-активном возрасте, когда только жить и жить. Для этой категории пациентов слово «независимость» имеет очень горькую окраску, обещая близкое освобождение от мирских забот. Что делать?
Перспективы есть?

Наступает время химиотерапии

Конечно, химиотерапия по переносимости не такая лёгкая, как гормональная, но это единственный вариант, когда опухолевая природа отсекла другие возможности. По утверждённому стандарту лечение начинают с лекарственной комбинации, продемонстрировавшей максимальный эффект. В реальности далеко не все имеющиеся лекарственные препараты проверены при всех существующих раках, лучшее выбирают из уже проверенных на практике. Возможно, скорее всего, и будет так, что позже найдётся более результативный лекарственный препарат, который будет рекомендован в качестве первого средства.

Пока же рекомендуют начинать химиотерапию гормононезависимого рака предстательной железы с внутривенных капельных введений доцетаксела каждые 3 недели, но у ослабленных больных можно вводить препарат в меньшей дозе каждую неделю. В чём отличия режимов «много и сразу» и «мало и часто»? В первую очередь, конечно, в меньшей токсичности, во втором случае она менее выражена. Вроде бы это хорошо, но в клинических исследованиях еженедельное введение улучшило качество жизни, но не отразилось на её продолжительности. Поэтому второй режим вынужденный, но не лучший. Лечение проводится пока есть эффект или побочные эффекты не становятся «дороже жизни». Это лечение называется «первая линия».
Прекратить лечение способно повреждение периферических нервных стволов — сенестопатия, проявляющаяся покалывающими, ноющими, жгучими, саднящими, бьющими током болевыми ощущениями. Патологические ощущения могут стать неотступными, крайне беспокоящими и полностью завладеть сознанием. Первоначально появляется онемение с покалываниями — парестезия стоп и ладоней, снижаются или утрачиваются некоторые рефлексы, нарушается чувствительность в области стоп и нижней трети голеней. Далее появляются нарушения походки, когда больные должны взглядом контролировать постановку стопы и расстояние от пола до ноги, и расстройства координации.

Это ещё не конец лечения

Рак предстательной железы не самый чувствительный к противоопухолевым препаратам, но и не безнадёжный, поэтому при исчерпании эффекта доцетаксела есть «вторая линия» — кабазитаксел (ДЖЕВТАНА®). Оба препарата относятся к группе таксанов, и разве это не причуда природы, что перестав реагировать на одной средство, опухоль отвечает на лечение другим лекарством с похожим механизмом действия, тогда как на препараты другого механизма действия вовсе не реагирует.

Кабазитаксел (ДЖЕВТАНА®) уже вытеснил с арены митоксантрон, долгое время подменявший доцетаксел, продемонстрировав большую продолжительность жизни пролеченных кабазитакселом пациентов. Кстати, в исследовании SWOG 99–16 доцетаксел показал преимущество перед митоксантроном на меньший срок, чем в другом исследовании продемонстрировал кабазитаксел, тоже сравниваемый с эффектом митоксантрона. Это обнадёживает, не исключено, что со временем препараты первой и второй могут поменяться местами.

Тем не менее, государственный стандарт лечения, утверждённый национальными клиническими рекомендациями, требует начинать лечение именно с доцетаксела, а кабазитаксел (ДЖЕВТАНА®) оставлять «на потом». И ни одно государственное лечебное учреждение не имеет права переставить лечение местами, даже если клинические исследования будут не в пользу доцетаксела. Национальные рекомендации не только клинический документ, они учитывают возможности государства по исполнению социальных обязательств, то есть ориентированы на соотношение «эффект — стоимость».

Человеку свойственно выбирать лучшее вообще, а не только в вопросе «жизни и смерти». Что же делать, если появляются новые и более эффективные препараты, а государственные учреждения не имеют возможности уклониться от исполнения национальных клинических рекомендаций? Эти вопросы просто решаются в негосударственных клиниках, ориентированных на общемировые здравоохранительные ценности. И «Европейская Клиника» в их числе.

Запись на консультацию круглосуточно
Как доехать