ru en de
115191, Москва, м.Тульская, Духовской переулок, 22Б

Чек-ап — обследование на онкозаболевание

Человек устроен так, что боится не болезней сердца и сосудов, которые в одночасье несут смерть, а долгих страданий, что связывает исключительно со злокачественной опухолью. Рака боятся все, одни больше боятся рака у себя, другие – у дорогих им людей. Онкологи тоже боятся, потому что наблюдали самые плохие сценарии течения болезни.

Люди по-разному боятся рака, некоторых при одной только мысли охватывает ужас. Не боятся рака, когда закуривают очередную сигарету, но боятся обследоваться: вдруг найдут рак. Кто-то осознаёт, что раннее обнаружение минимизирует несчастья, и рад бы обследоваться, но то времени нет, то не испытывает доверия к диагностике, или просто не знает, куда пойти, чтобы получить «гарантии спокойствия».

Приходят на диспансеризацию в районную поликлинику, а там вроде бы ничего специального для поиска рака не делают, хотя на самом деле делают, но обставлено это действо небрежностью и немотой персонала. Человеку кажется, если бы ему сделали КТ или МРТ всего организма, а ещё взяли бы кровь на все онкомаркёры, тогда точно могли определить «есть рак или нет». Только ни на КТ всего организма, ни на онкомаркёры при диспансеризации не посылают. Тогда идут в частный диагностический МРТ-центр, где отличные специалисты готовы сделать по желанию клиента абсолютно всё, но в рамках разумного, и возникает резонный вопрос: что конкретно будем «снимать».

В частной лаборатории сделают любые анализы и онкомаркёры тоже. Куда потом с этими анализами идти, кто объяснит, что там такое?

Попытка выяснить у доктора «что тут цифры показывают», обречена на неудачу, он предложит забыть всё там писаное. Почему? Да потому что мало-мальски специфичных онкомаркёров именно один-два. Большинство же маркёров меняется при воспалительных и хронических болезнях, физиологических состояниях и даже в ответ на поглощённое вчера меню, но совсем не обязаны реагировать на присутствие в организме рака. Самый простой метод диагностики «по крови» при поиске рака пока бесполезен.

Сегодня многие клиники всех профилей имеют в арсенале «чек-ап» или обследование, нацеленное на поиск злокачественной опухоли, по-медицински этот поиск называется «скрининг». В обследование включено всё, что доступно: всевозможные анализы, КТ и МРТ, походы по узким специалистам. Обещают сделать за пару дней, но по факту так не бывает, потому что лучевая нагрузка имеет суточный лимит и ни один рентгенолог в один день не впустит пациента в свой кабинет дважды. Большинство исследований выполняют на голодный желудок, и это тоже становится камнем преткновения. В реальности на обследование уйдёт минимум три дня.

Но онколога за это время пациент, смиренно бродящий по кабинетам, не увидит. Онкологи скринингом не занимаются не потому, что им это дело претит, совсем нет. Никто так не разбирается в скрининге, как онколог. Просто онколог в частной клинике один, редко два, да и то под табличкой «маммолог». Не могут онкологи клиник заниматься скринингом, на это у них ни времени, ни сил не остаётся, их ждут серьёзные дела. А чек-ап, скрининг оценивает терапевт, хирург, и только при подозрении на онкологическую патологию направляет к онкологу. Это большой диагностический минус, но именно так система работает.

Отсюда и предлагаемый набор обследований, нацеленный на поиск всего, что только может быть. А у человека всё сразу не появляется, у человека есть «тонкие места», где может развиться опухоль, где она уже может и есть, только даже отличный терапевт или хирург об этом не знает, потому что и не должен знать. Минимальные признаки опухоли исключительно в ведении онколога, и он точно знает, где надо искать конкретно и как надо обследовать. Всё подчиняется поговорке «сапоги должен тачать сапожник». Когда есть настоятельная необходимость или желание обследоваться, то делать это надо там, где понимают, что и как надо искать.

Рак лечат онкологи, поэтому и скрининг должен быть в их ведении, если, конечно, человек рассчитывает на правильный диагностический поиск, а не на обследование методом «научно-обоснованного тыка». Вот и главный онколог России профессор Давыдов так считает, но онкологов в стране дефицит, и их подменяют другие врачи.

В «Европейской клинике» делают так, как надо, как должно быть. В клинике онколог – главный в скрининге, разумеется, после пациента. Поэтому ничего лишнего, только то, что необходимо конкретному пациенту: ни больше, но и не меньше, а оптимально и индивидуально, и никак иначе. 

Запись на консультацию круглосуточно
Как доехать